Покрытие «Фронтон Риколетос» в Мадриде

Архитекторы в это время не обращались к новым формам, достигнутым в железобетоне. Первым вскрывает архитектурные возможности новой конструкции испанский инженер Эдуардо Торроха. На протяжении 1933—1935 гг. по его проектам были возведены три здания, ставшие примером органичного сочетания эффективных пространственных конструкций, новых объемно-пространственных решений и выразительных архитектурных форм. Первое из них — крытый рынок в Альхесирасе, сферический купол которого опирается на восемь точек (рисгЗ). Второе здание — трибуны ипподрома Сарсуэла в Мадриде с волнообразным навесом из однополых гиперболоидов с вылетом консоли 12,81 м, толщина оболочки которого у наружного края равна 5 см (рис. 4), и третье — оригинальное по форме и конструкции покрытия спортивного зала в Мадриде, известное под названием «Фронтон Риколетос» (рис. 5). Длина оболочек равна 55 му а толщина их всего 8,5 см.

Однако эти замечательные примеры привлечения новейших железобетонных конструкций к формообразованию в архитектуре довольно значительное время не имели последователей. С целью наглядно продемонстрировать, какие возможности заключены и еще не раскрыты архитекторами в этом материале, другой выдающийся инженер — швейцарец Робер Майар, известный уже своими смелыми и красивыми решениями железобетонных мостов, — построил на Национальной выставке 1939 г. в Цюрихе павильон железобетона, перекрытый огромным параболическим сводом.

Помимо импульса развития железобетона, вызванного созданием новых, оптимальных для его работы форм, большое значение для дальнейшего применения этого материала имело появление предварительно-напряженного железобетона.

Идея предварительного напряжения и обжатия элементов железобетона для того, чтобы они всегда работали тголько на наиболее выгодный для этого материала вид усилия — сжатие, существовала уже давно. Но воплотить эту . идею в жизнь сумел в 1925 г. Э. Фрейсине, применив значительное натяжение стали высокой прочности и бетон высокой марки для того, чтобы последующие явления усадки и ползучести бетона не сводили предварительное напряжение на нет. В результате предварительного напряжения было достигнуто уменьшение сечений несущих конструкций из железобетона в балках, стойках, рамах. Таким образом, старые формы, обогащенные новой техникой, в значительной мере получили второе рождение. Появилась возможность перекрывать значительные пролеты, которые без предварительного напряжения было бы невозможно осуществить.

Фактически, в период появления предварительно напряженного железобетона и вплоть до начала второй мировой войны, этот материал, кроме Э. Фрейсине, применяют на практике лишь отдельные крупные инженеры, такие, как Э. Торроха, Ф. Ди- шингер.

В годы второй мировой войны все страны испытывали дефицит стали и цемента для строительных целей и, как это уже бывало прежде при аналогичных обстоятельствах, повысился интерес к древесине. Хотя идея применения клея для соединения досок в несущую конструкцию исходила из Европы, отработкц этой идеи и доведение клееных деревянных конструкций до индустриальных принадлежат США.

Уже во время войны в США стали функционировать заводы клееных деревянных конструкций, которые позволили за короткий срок возвести огромное число военных заводов — авиационных и химических, складов, казарм, а также клубов и других общественных зданий (рис. 6).

В частности, в США, стране, для которой характерна высокая стоимость рабочей силы по сравнению со стоимостью материала, сечения клееных конструкций делались из пакета досок, положенных слоями, плашмя с таким расчетом, чтобы образовались сплошные прямоугольные сечения. В европейских странах, в условиях более дешевого труда, обычно применялись двутавровые сечения, требующие больших затрат рабочей силы, но экономные по расходу материала.

В последние годы американская технология производства клееных деревянных конструкций распространилась не только на Канаду, но постепенно перекочевала за океан. В Англии, Франции, Бельгии, Голландии и других странах из клееной древесины стали возводить здания разнообрази ных типов.

Другое направление развития послевоенных деревянных конструкций заключалось в появлении и значительном распространении в конце 50-х годов пространственных несущих конструкций (оболочек и

складок). Материалом для этих конструкций, помимо тонких досок, служит многослойная фанера на водостойких синтетических клеях.

В середине XX в., так же как и в прежние времена, древесину широко использовали в жилищном строительстве. При этом резко различаются между собой жилые дома массового назначения — индустриальные сборные домики каркасно-панельного типа — и индивидуальные дома-особняки, в которых можно встретить оригинальные конструкции из клееной древесины, покрытия из оболочек (рис. 7).

Наиболее изощренные конструктивные решения в дереве нередко встречаются в архитектуре церквей.

В европейских странах сразу же после второй мировой войны стальные конструкции прежде всего использовались для восстановления разрушенных мостов и заводов. В США, стране, где сталь издавна являлась главным строительным материалом, возобновилось строительство новых крупных небоскребов, цехов, общественных зданий и появились специальные сооружения, такие, как радиотелескопы, атомные реакторы и др. В связи с этим возросло применение высококачественных сталей, преимущественно низколегированных, с пределом прочности 52—63 кгс/мм2. Для несущих каркасов получили распространение сварные широкополые двутавры и тавровые сечения с тонкой стенкой и толстыми полками. В области соединений новостью было появление высокопрочных болтов, дающих малодеформативные соединения и -рассчитываемых только на трение. При расчете конструкций все чаще учитывалась пространственная работа всех элементов сооружения. Так, например, в стальных мостах начали учитывать совместную статическую работу металлических несущих конструкций и железобетонной плиты проезжей части. Такой расчет больше соответствовал действительной работе конструкций и был экономичнее, чем тот, который практиковался в первой половине XX в.